Бросить все и уехать в Бранденбург

Бросить все и уехать в Бранденбург

А вам когда-нибудь хотелось резко сорваться, собрать вещи и отправиться в какой-нибудь  маленький домик в бранденбургской глуши? И там, в тишине лесов, наслаждаться одиночеством, писать и гулять по бесконечным равнинам? Удивительно (на самом деле нет), но эта мысль приходила голову писателям и писательницам из разных эпох. Каждый(ая) из них когда-то наверняка бросал перо (и все остальное) и уезжал туда, где никто не стал бы искать. Отправимся по их следам, заглянем в литературные резиденции и попробуем понять, почему все они в какой-то момент решили уединиться в Бранденбурге.

Пожить во дворце как Ахим и Беттина фон Арним

Если вы решили писать во всех отношениях гениальные работы не где-нибудь, а в самом настоящем дворце, добро пожаловать в Виперсдорф (Wiepersdorf). В самом разгаре немецкого романтизма здесь жили и работали Ахим и Беттина фон Арним. Правда, прежде чем оказаться в спокойной и уединенной атмосфере Бранденбурга, паре пришлось через многое пройти. Например, для начала фон Арниму пришлось бросить занятия физикой. Произошло это в далеком XIX веке, когда он познакомился с поэтом-романтиком Клеменсом Брентано. Тогда-то и решено было оставить науку и пуститься в путешествие по Рейну. Всюду друзья собирали местные легенды, которые было решено объединить в сборнике немецких народных песен “Волшебный рог мальчика” (Des Knaben Wunderhorn. Alte deutsche Lieder). В этой книге переплелись старые сказания и воображение авторов, он стал поводом для споров и вдохновением для популяризации народного творчества. Так, например, дело фон Арнима и Брентано продолжили братья Гримм.

Несмотря на все это, пути друзей-романтиков в какой-то момент расходятся, а еще позднее фон Арним тайно женится на Беттине, сестре Брентано. Они не только вместе работали, собирали фольклор, но и растили детей. Тогда и было принято решение перебраться в Бранденбург, в поместье Виперсдорф. Полностью удалиться от городской жизни удалось только фон Арниму: его жена большую часть времени проводила в Берлине. Он же пребывал в поместье до конца своих дней, не переставая писать, размышлять о социуме и политике и смешивать реальные исторические события с собственными историями.

Сейчас в музее Виперсдорф можно прогуляться по комнатам, в которых еще сохранились  легенды, вышедшие из-под пера фон Арнима, увидеть кусочки документов и рукописей или даже получить стипендию и создать в старом замке собственные произведения.

Уединиться в бранденбургской Швейцарии как Бертольд Брехт и Хелене Вайгель

У озера, меж тополем и елью,

Я знаю сад, стеною окруженный.

Не знаем точно, какой именно сад имел в виду Бертольд Брехт, когда писал это стихотворение. Можем предположить, что и вы сейчас можете увидеть тот сад, если отправитесь в маленький белый домик с большими окнами, стоящий на Шармютцельзее  (Scharmützelsee), ведь именно там были написаны “Буковские элегии” (Buckower Elegien). И правда, где же еще писать экзистенциальную нарративную поэзию, как не в уединенном уголке, окруженном только водой и бесконечностью равнин. Интересно, как писатель, который успел побывать, как и фон Арним, во множестве стран, в конце концов оказался в Бранденбурге.

Перемена мест не была для Брехта целью: в определенный момент он понял, что не может больше оставаться на родине. В начале тридцатых годов он вместе семьей: актрисой Хелене Вайгель и детьми покидает Берлин и отправляется в Вену. Это только начало его странствий. Он переселяется в Цюрих, а потом и в Данию. Везде он пишет, потому что не может не высказывать свою позицию насчет происходящих в Германии  и в мире событий. Тогда-то был написан его “Трёхгрошовый роман” (Dreigroschenroman), “Страх и отчаяние в Третьей империи” (Furcht und Elend des III Reiches), начата “Мамаша Кураж” (Mutter Courage und ihre Kinder) и концепция эпического театра.

До Бранденбурга еще далеко. Он покидает Данию и добивается американской визы, но успевает побывать еще не в одной стране перед прибытием в Штаты. Но и эта страна не становится для Брехта конечной точкой. После войны он возвращается в Германию. Везде он пишет, ставит, руководит, высказывается, спорит и участвует во всех главных событиях того времени.

В начале пятидесятых он вместе с Вайгель начинает работать в летней резиденции, которая располагалась в в пятидесяти километрах от Берлина. Сначала на это месте стоял небольшой летний домик на железном каркасе. Он полностью сгорел, остались только решетки на окнах. Решетки эти унаследовал дом, что был построен на том же месте. Вместе с ними будущая резиденция Брехта получила название “Железная вилла” (Eiserne Villa).

Сейчас можно представить, как выглядел интерьер, когда там жила  пара Брехт-Вайгель. На верхнем этаже располагались спальни и комнаты для гостей, а на нижнем, с видом на озеро можно было попасть в специальную комнату для ведения интеллектуальных бесед. И, конечно, без библиотеки в домике было не обойтись.

Вилла становилась центром активной социальной жизни, тогда-то Брехт и начал все чаще и чаще уединяться в домике садовника, который расположился неподалеку. Это был только его мир, куда больше никому не было доступа. Так он мог бывать в обществе актеров и актрис, режиссеров и режиссёрок и всех остальных ровно столько, сколько ему хотелось, а в одиночестве ему удавалось посвящать себя работе.

Сейчас “Железная вилла” — это музей и место для концертов, лекций и новой литературы. Там можно увидеть оригинальные элементы декораций с постановок “Мамаши Кураж”. Как в прошлом веке, жизнь большого дома кипит. А домик садовника и сейчас закрыт для посетителей.

Если вы понимаете, что тоже не против куда-то сбежать, подумайте о Бранденбурге. Даже если не навсегда, то на пару дней: погулять по лесам, полюбоваться озерами и почитать романы и стихи, родившиеся именно здесь.

Текст: Татьяна Юминова

Иллюстрация: Оксана Пиллинг

#PSB.brandenburg.spb


X