Мюнхгаузен… Петербургский немец!

Мюнхгаузен... Петербургский немец!

Этот «петербургский немец» известен всем нам с детства. Памятники ему установлены на его родине в нижнесаксонском городке Боденвердере, в Москве и во многих других городах Европы. Странно, до сих пор нет памятника ему в городе, в котором он провёл большую часть молодости, — в Санкт-Петербурге!

… Первый слог фамилии фон Мюнхгаузенов переводится как «монах». «Святой отец» изображён и на гербе древнего рода сеньоров Боденвердера. По легенде, в XIV столетии, то есть лет за 200 до реформ Мартина Лютера, в католической семье фон Мюнхгаузенов подрастало пять сыновей. Отец семейства, будучи уверен в том, что продолжение рода обеспечено, отправил младшего сына в монастырь с соблюдением, разумеется, обета безбрачия. Но все четыре брата новоиспечённого монаха погибли на войне, не успев жениться, и отец их отправился в Ватикан, где папа римский снял целибат с его младшего отпрыска. Тем более, что перед фон Мюнхгаузенами выстроилась очередь из соседей-помещиков, мечтавших породниться с героическим семейством.

Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен (в мундире кирасира).
Г. Брукнер, 1752

Однако, после того, как молодой Мюнхгаузен стал отцом многочисленных чад, его собственная супруга сдала его обратно в монастырь: дело, дескать, богово! Вот в этой семье и родился в Боденвердере 11 мая 1720 года тот, о котором идёт речь: Карл Иероним Фридрих фон Мюнхгаузен. Хотя некоторые историки подвергают сомнению наличие у него (но не у литературного персонажа!) титула барона, мы будем именовать его бароном – как привыкли.

В 1735 году пятнадцатилетний Мюнхгаузен был назначен пажом в свиту герцога Брауншвейг-Вольфенбюттельского. Двумя годами раньше младший брат герцога, принц Антон-Ульрих Брауншвейгский, прибыл в Россию женихом царевны Анны Леопольдовны, племянницы царицы Анны Иоанновны. Молодой принц участвовал в русско-турецкой войне; 2 июля 1737 года при штурме крепости Очаков погибли два его пажа. На смену одному из них и прибыл зимой 1738 года в Санкт-Петербург «самый правдивый человек на земле». По дороге, как известно, ему пришлось снимать метким пистолетным выстрелом привязанного к шпилю колокольни коня; этот эпизод запечатлён в одной из многочисленных скульптурных композиций Боденвердера. Коня, впрочем, это не спасло: уже на подъезде к столице бедолагу проглотил прожорливый волк, оказавшись, таким образом, сам в упряжке. Так что храбрый барон въехал в Петербург, надо полагать, через Нарвскую заставу, в санях, запряжённых серым волком!

23 августа 1740 года у «Браунгшвейгских супругов» родился сын Иван Антонович, ставший в двухмесячном возрасте, 17(28) октября, когда скончалась Анна Иоанновна, Императором Всероссийским Иоанном VI. «Процарствовал» он чуть больше года: 25 ноября (6 декабря) 1741-го он был свергнут с престола Елизаветой Петровной и, проведя 23 года пленником, был убит в крепости Орешек в июле 1764-го. «Брауншвейгское семейство» оказалось в ссылке в Холмогорах, где и умерли в 1746 году Анна Леопольдовна и в 1774-м – Антон-Ульрих.

Несмотря на свой юный возраст, Карл Иероним Фридрих рано осознал, что благополучие свиты «Брауншвейгского семейства» будет крайне непродолжительным, и быстро сменил придворную службу на военную. Офицером кирасирского полка – тяжёлой кавалерии – он вместе с фельдмаршалом  Бурхардом Кристофом Минихом в 1738 году примет участие в походе на Бендеры. Получив приказ разведать ситуацию в занятой тогда турками крепости, он произведёт разведку, сидя на пушечном ядре (в сегодняшних Бендерах рядом с памятником герою стоит бронзовое ядро, увенчанное, для удобства, кавалерийским седлом).

В 1742 году бравый кавалерист состоял в свите отправившейся в Москву на коронацию Елизаветы Петровны, а в 1744-м командовал в Риге почётным караулом, торжественно встречавшим невесту наследника престола Петра Фёдоровича принцессу Софию Августу Фредерику Ангальт-Цербстскую, будущую Екатерину II. Через много лет старый фон Мюнхгаузен рассказывал, как русская императрица ехала в древнюю столицу в «доме на полозьях». Слушатели, безоговорочно верившие всем остальным россказням барона, в этом месте недоверчиво хмыкали: дескать, барон, заврались! А вот тут, как раз, фон Мюнхгаузен ничего не преувеличил: в Оружейной палате московского Кремля и сегодня можно увидеть коронационный возок Елизаветы – что-то вроде вагона с несколькими вместительными и роскошными апартаментами и, действительно, на полозьях!

Всё свободное от службы время, проживая в Петербурге, бравый кавалерист посвящал любимому занятию – охоте в и по сей день богатых дичью лесах на Московском тракте и Карельском перешейке. Именно в лесах под Петербургом он выстрелил в оленя вишнёвой косточкой, трое суток преследовал восьминогого зайца, вывернул наизнанку свирепого волка. Когда кто-либо из его слушателей заявлял, что последняя манипуляция невозможна, барон предлагал сомневающемуся проделать то же самостоятельно и убедиться в том, насколько это просто.

В 1750 году барон Мюнхгаузен, дослужившись до ротмистра (капитана кавалерии)покинул Россию и до своей кончины (22 февраля 1797 года) проживал в  Боденвердере. Кроме родового дома фон Мюнхгаузенов, в котором сейчас заседает бургомистр этого городка, он в лесу над рекой Везер выстроил охотничий домик, куда приглашал и друзей, и всех желающих на кружку пива, трубку и рассказы о его охотничьих подвигах. Не обходилось тут и без некоторых преувеличений – не более! Но – барон регулярно приезжал и в город Гёттинген: фон Мюнхгаузены поколениями были кураторами местного университета, одного из старейших в Европе (основан в 1734 году). В местном трактире «Прусский король» он беседовал со студентами. Вот один из них, Рудольф Эрих Распе (1736 – 1794) и выпустил в Лондоне в 1785 году «Приключения барона Мюнхгаузена», многое, конечно, досочинив за барона. В следующем году книга была переведена на немецкий язык Готфридом Августом Бюргером (1747 – 1794). Узнав об изданиях, Карл Иероним Фридрих, ославленный на весь мир бароном-вралем, был вне себя, но даже не мог подать на писателей в суд: обе книги вышли без указания имени автора.

Впрочем, вернёмся в Санкт-Петербург, где в 1883 году в издательстве Альфреда Фёдоровича Девриена впервые вышли в свет на русском языке «Чудесные приключения барона Мюнхаузена (без «г» — Л.Б.), рассказанные дедушкою своим внукам» в переводе детской писательницы Ольги Ивановны Шмидт-Москвитиновой. Контора Девриена располагалась в 4-й линии Васильевского острова, 13. Кроме этого адреса, в маршрут гипотетической экскурсии «Барон Мюнхгаузен в Петербурге» войдут и Зимний дворец, где он бывал в должности пажа (не нынешний, конечно, а встроенный в подвальный этаж Эрмитажного театра), и дом фельдмаршала Миниха (набережная Лейтенанта Шмидта, 17, Морской кадетский корпус Петра Великого), и дом 6 по Манежному переулку, где с 1919 по 1938 годы жил Корней Иванович Чуковский, автор самого известного нам перевода «Приключений» (1923 год). Не хватает главного: достоверного адреса дома, в котором проживал сам барон и куда его доставили по воздуху нанизанные на бечёвку утки. В книге того же Чуковского «Правда о бароне Мюнхгаузене» адрес указан: Английская набережная, 16. Однако, автор вышедшей в серии «Жизнь замечательных людей» книги «Барон Мюнхгаузен» Сергей Львович Макеев сомневается в достоверности адреса. Но – очень может быть: во времена фон Мюнхгаузена особняк этот служил резиденцией баронов фон Менгденов. Юлиана Магнусовна фон Менгден – ближайшая сподвижница Анны Леопольдовны. В доме вполне мог найтись уголок и для пажа.

Санкт-Петербург, Английская набережная 16, фото Л.Барона

Довод против: барон Мюнхгаузен видит из окна своей спальни ПРУД, на глади которого плавают утки. Бросившись к ПРУДУ и забыв в спешке вставить в ружьё кремень, барон высекает искру, ударив себя по глазу. Так вот, судя по планам Петербурга той эпохи, ближайший к дому Менгденов пруд находился на территории Новой Голландии и никак не мог быть виден из окна. Впрочем, в памяти престарелого барона «прудом» могла оставаться и Нева.

Кстати, когда гости барона сомневались в возможности высечь искру ударом по глазу, фон Мюнхгаузен со вздохом соглашался: пожалуй, без сноровки трудновато. Поднимал кулак и предлагал помочь…                     

                                                                                                                      Лев Барон

Памятник Мюнхгаузену в Москве, фото Л.Барона
Памятник Мюнхгаузену в Боденвердере, фото Л.Барона

X