День родного языка и язык петербургской немки

День родного языка и язык петербургской немки

Международный день родного языка был учрежден Генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1999 году и отмечается 21 февраля. Ежегодно во всем мире проводятся мероприятия с целью защиты и поощрения языкового и культурного разнообразия и многоязычия, сохранения и развития многокультурных обществ. Эти явления характерны не только для современного динамично развивающегося мира, но и всегда были частью исторического ландшафта.

Для нас День родного языка — хороший повод поговорить о диалектах российских немцев, носителями которых сейчас, к сожалению, являются совсем небольшие группы людей.

Но сначала предлагаем обратиться к более давней истории. Вообще, диалекты немецкого языка возникли в древние времена, когда регионы, составляющие сегодняшние немецкоязычные страны, были населены разобщенными племенами. У каждой общности людей, проживавшей на одной территории, таким образом образовался свой вариант немецкого языка, с  присущими ему речевыми особенностями.

Чаще всего диалекты существуют только в устной форме речи и используются для повседневного бытового общения. Больше всего отличий у диалектов от литературного немецкого языка, конечно, в лексике и произношении звуков. Сильнее всего различаются самые простые бытовые слова, обозначающие, например, животных, домашнюю утварь, продукты питания, членов семьи.

В допетровские времена иностранцы в России в большинстве своем были представлены немецкоязычными протестантами с территорий сегодняшних  Швейцарии, Германии и Эльзаса. Переселенцы из немецких княжеств, герцогств и королевств, массово приезжавшие в Россию по приглашению российских монархов в 18-19 веках, привезли с собой и самые разные диалекты. Эти люди, которые  впоследствии и стали называться российскими немцами, переезжали не только в крупные города, но и селились целыми семьями в сельской местности, где основывали деревни и занимались сельским хозяйством. Особенно интересно, что эти немцы-колонисты, в отличие от городских немцев, оказались в тесной связи как с носителями иных диалектов, так и в окружении носителей русского языка. Это стало причиной распространения таких интересных явлений как немецко-русский билингвизм и смешение диалектов. 

При подготовке этого материала мы старалась не только опираться на научную  литературу по этой теме, но и поговорить с кем-то из носителей одного из живых диалектов российских немцев. Мы считаем, нам очень повезло, что в ближайшем кругу друзей drb есть человек, который из первых рук может поделиться с нами этой информацией. Маргарита Константиновна Шульмейстер — российская немка с удивительной судьбой и интереснейшая собеседница — на примере использования немецкого языка в ее семье рассказала нам об истории и современности немецких диалектов в России.

Вот что Маргарита Константиновна говорит об особенностях диалектов немцев-колонистов и их возникновении:

“У нас в России — в Немецкой республике, в колониях немецких (на Кавказе, в Крыму, в Украине, вокруг Петербурга очень много колоний было) — чистого диалекта не осталось ни одного, потому что получала место для селения не одна община, скажем, из Вюртемберга. Вот село, в котором отец родился: там Гессен, Вюртемберг, Пруссия и даже Польша. Поэтому ко времени моего уже существования чистых диалектов у российских немцев не осталось. Это было смешение минимум четырех диалектов в одном селе. Старые люди, взрослые, они знали, откуда они, из какой земли, но речь-то их трансформировалась уже. Если сосед упорно «флейш» говорит, то я постепенно вместо «фляйш» начинаю тоже «флейш» говорить, если уже 170 лет он мне в ухо «флейш» говорит.”  

Маргарита Константиновна Шульмейстер родилась в Камышине, выросла в Саратове, в семье городской интеллигенции. Она с детства владела двумя языками — немецким и русским — и оба эти языка считает родными: “Одновременно мы учились и немецкому, и русскому. Я помню очень хорошо себя примерно с двух лет. Мы свободно говорили и на немецком и на русском. Без акцентов, естественно.”

Нам было интересно узнать, на каком языке говорили люди из ее ближайшего окружения, каким языком пользовались чаще и в каких ситуациях, имело ли место смешение языков в речи: “Поколение бабушек-дедушек знали русский очень хорошо уже, но конечно в обиходе говорили только на немецком. А вот поколение уже моих родителей, то есть следующее поколение, — в зависимости от обстоятельств. Когда мы были одни дома, то мы, конечно, на немецком. Но если кто-то был из друзей отца по работе, которые были русскими, или во всяком случае не немцами, то говорили на русском.” 

М.К.Шульмейстер во время интервью по скайпу с Юдит Хеккенталер, менеджером культурных программ от ifa 03.11.2020

А как обстояли дела с использованием разных языков в деревнях и селах, где немцы жили достаточно обособленно? 

“Деревенские жители знали только немецкий, мужчины, конечно, чаще знали русский язык. Ну, коверканный такой. По-немецки это называется Kauderwelsch. Потому что они все-таки с миром больше общались, с русским. А немецким женщинам не требовались русские слова особенно. Ну вот, может быть, там единичный случай, когда в быту женщины-немки иногда какое-то искаженное русское слово употребляли.”

Литературным немецким Маргарита Константиновна владеет с самого детства — на нем всю жизнь говорила с ней ее мама, работавшая преподавательницей и переводчицей. У своих более старших родственников — бабушек и дедушек, живших в немецких деревнях на Волге, — маленькая тогда Маргарита научилась и диалекту. Ее предки во времена Екатерины II были переселенцами из Швабии и привезли с собой в Россию один из самых примечательных немецких диалектов — Schwäbisch, которым Маргарита Константиновна до сих пор прекрасно владеет. 

До 1941 года немцам в Советском Союзе так или иначе удавалось сохранять свой родной язык: на нем велось преподавание в немецких школах, на нем говорили в семьях и учили ему своих детей. Маргарита Константиновна вспоминает те времена: 

“Я родилась в [19]25 году, а сейчас уже 21-ый год следующего столетия, я весь 20  век прожила и я могу свидетельствовать, что никакого разграничения, русский или немец, не было. Языками обоими пользовались в зависимости от ситуации. Не было ничего преднамеренного — вот я только на немецком или я только на русском. Всё это само собой разумелось. Многие русские ученые знали немножко язык немецкий, даже любили в компании пошутить по-немецки, какую-то пословицу сказать, какой-то там стишок тоже сказать, с таким милым доброжелательством относились.”

С началом войны ситуация резко изменилась, последовали долгие годы запретов и забвения. И тем удивительнее кажется сейчас история Маргариты Константиновны, сохранившей свой родной язык живым и особенным, таким, на каком ее родственники говорили много лет назад, в совсем другом мире.

Международный день родного языка, кроме прочего, призван напомнить и о том, что тысячи языков в мире сегодня находятся под угрозой исчезновения. Изучая, развивая и поддерживая эти становящиеся редкими языки и говоры, можно сохранить не только целые культуры, но и уникальные истории.

Ксения Клюкина, куратор исторических и экскурсионных проектов drb

Образцы речи М.К. Шульмейстер на швабском диалекте:

Аудио №1

Аудио №2

Аудио №3

Аудио №4

Аудио №5

Аудио №6

Аудио №7

Источники:

  1. Некоторые вопросы отечественной немецкой диалектологии [Текст] : материалы для работы с диалектами российских немцев в клубах, центрах встреч, языковых лагерях, языковых курсах / [сост.] Дятлова В. А. — Москва : МСНК-пресс, 2011.
  2. Интервью с М.К.Шульмейстер от 11.02.2021
https://www.un.org/ru/observances/mother-language-day

X