Биография Софии Люгебиль и ее вклад в дошкольное и начальное образование в России

Биография Софии Люгебиль и ее вклад в дошкольное и начальное образование в России

В сентябре этого года мы уже рассказывали о восстановлении и реставрации старинного надгробия Софии Люгебиль на Смоленском лютеранском кладбище (http://drb.ru/in-russia/v-pamjat-o-sozdanii-pervogo-detskogo-sada-v-rossii/).

Историки и исследователи генеалогии с большим интересом изучают биографию этой удивительной женщины, внесшей огромный вклад в становление дошкольного образования в России. 

Руководитель проекта «Общество друзей школы Карла Мая» (www.kmay.ru) Мурат Тимурович Валиев любезно делится с нами новыми открытиями в исследовании биографии и деятельности Софии Люгебиль, которые он и его коллеги в формате биографической странички опубликовали на сайте «Общества».

София Андреевна Люгебиль (ур. Брикс) родилась 20 января 1824 года в Санкт-Петербурге в лютеранской семье клавикордного мастера, уроженца Данцига, прусского подданного Гейнриха (Андрея) Брикса (Heinrich Gottfried Brix, 1781 – 19.11.1852, С.-Петербург) [2,3]. 

Нам не удалось найти документально подтверждённого имени матери Софии, но с большой степенью уверенности мы можем говорить, что матерью Софии Андреевны была София Амалия Брикс, урождённая Мальм (Brix Sophia Amalia, geb. Malm, 1785–1868). Подтверждением этому может служить возраст, имя и фамилия, а также место отпевания Софии Амалии – Аннен-кирхе [4]. 

Отец Софии был первым представителем семьи Брикс в России, был записан в Ремесленную управу Немецких цехов Санкт-Петербурга [5]. 

Кроме Софии, в семье клавикордного мастера росли старший брат Софии, Александр (Alexander Elias Brix, 1810 – около 4.7.1893) [6,7], ставший статским советником, и три сестры – Наталья (Natalie Brix, 1812 – 1.6.1878) [8,9], Эмилия (Emilie Catharine Brix) и Анна (скончалась в детстве 15.3.1823). 

В 1844 году семья Брикс проживала «в Литейной части 2 кв. по Лит. пр., дом Пистолькорса» [10]. По неподтвержденным данным среднее образование София получила в немецкой гимназии Анненшуле (документы нужного периода в фондах гимназии не сохранились). 

В 1859 г. в возрасте тридцати пяти лет в С.-Петербурге София вышла замуж за педагога Карла Якимовича Люгебиля (Karl Heinrich Lugebil, 11.11.1830 – 28.12.1887) [11]. Следует отметить, что Карл Якимович был одним из первых соратников К.Мая – преподавал в гимназии древнюю историю и древние языки с момента её открытия. 

Карл Якимович Люгебиль родился 11 ноября 1830 г. в Санкт-Петербурге [12] в евангелическо-лютеранской семье ювелира Иоахима Люгебиля (Joachim Lugebil). Среднее образование получил в Училище Святой Анны (Анненшуле), высшее – на историко-филологическом факультете С.-Петербургского университета, где позднее стал профессором греческой словесности. 5 мая 1872 года К.Я. Люгебиль подавляющим большинством голосов был баллотирован в ординарные профессора историко-филологического факультета СПб Университета [13]. 8 января 1882 года Карл Якимович Люгебиль был удостоен звания действительного статского советника. Подробная информация о Карле Якимовиче Люгебиле приведена на его биографической страничке. 

Следует отметить, что семья Бриксов находилась в тесной родственной связи с семьёй Люгебилей. Карл Люгебиль (Karl Heinrich Lugebil, 11.11.1830 – 28.12.1887) был женат на Софии Андреевне Брикс, а ее родной брат, Александр Элиас Брикс [3,4], в свою очередь, был женат на родной сестре Карла Люгебиля, Эмилии (Emilie Elisabeth Lugebil, 28.01.1825 – 30.01.1898) [14]. В 1860–1869 гг. сын Александра Элиаса Брикса и, соответственно, племянник Софии Люгебиль, Александр Брикс–младший (03.04.1849 – после 1901) [2], учился в школе К.Мая у своих тёти и дяди. Отметим, что у сестры Софии, Эмилии (Emilie Catharine Brix) в браке с Густавом Кизеветтером (Gustav Ehrenfried Kiesewetter) родились сыновья Густав (1850 – ?) и Николай, которые тоже посещали гимназию К.Мая. 

Как уже было сказано выше, Карл Якимович Люгебиль преподавал в гимназии древнюю историю и древние языки. София Андреевна вела уроки в приготовительном классе школы К. Мая [15]. 

Имя Софии Андреевны Люгебиль дважды упоминается в мемуарах А.Н. Бенуа [16]: 

«Несколько преподавателей гимназии состояли при ней безотлучно и даже жили в том же доме, но большинство были приходящие. Постоянные, кроме преподавания, несли обязанности классных наставников. Их было трое — и все трое были немцами, по-русски даже не говорившими. Один из них к нам, ученикам старших классов, не имел отношения. Это был несколько обрюзгший пожилой человек с бритым и носатым лицом Полишинеля. Его звали герр Деглау. Он следил за порядком в младших классах, помещавшихся в нижнем этаже, и к нам наверх подымался редко. Деглау отличался беспредельной мягкостью, и дети его обожали, но ходила молва, что он каждый вечер напивается в соседнем трактире «Белый медведь», служившем сборным пунктом для всех местных немцев. В общем, это была комическая и чуть жалкая фигура. Кроме того, за мальчиками до тринадцати-четырнадцати лет присматривала супруга Карла Ивановича – очень некрасивая, красноносая и не слишком приятная Агнеса Ивановна, которую полагалось величать тетей Агнес; помощницей ее была родственница Мая, старенькая, такая же вся кругленькая, как ее фамилия, tante Lugebill (тетя Лугебиль), которую полагалось звать именно так, а не по имени. Эти трое заведовали порядком в нижнем этаже (они же там и учительствовали), мы же наших маленьких товарищей встречали только по утрам на общей молитве, происходившей в рекреационном зале, и в субботу в полдень, перед тем как всем разойтись по домам. … 

… В общем жизнь в гимназии Мая протекала тихо, ровно и безмятежно, но раз в году – в день рождения директора – она отмечалась скромным празднеством. В нижнем этаже, где находилась квартира Мая, варился для всего училища шоколад, и всех группами приглашали отведать этого праздничного напитка, разливкой которого заведовала супруга Карлуши, его дочка и tante Лугебиль. Однажды – это было осенью 1886 года – праздновали семидесятипятилетие Карла Ивановича – празднование получило несравненно более парадный характер, но уже вечером. Перед растроганным директором, сидевшим среди рекреационного зала в окружении всех педагогов и толпы приглашенных родителей, прошло «Шествие рек» в соответствующих костюмах и с произнесением каждой «рекой» уморительных немецких стишков, сочиненных известным академиком-этнографом Радловым. Я изображал Хуанхэ, а мой друг Гриша Калин – Янцзыцзян. Нам из этнографического музея были одолжены настоящие китайские халаты, нам привесили длинные косы и приклеили висячие усы; мы должны были держать указательные пальцы перед носом и произносить довольно длинное стихотворение. Перед выходом мне казалось, что я нисколько не волнуюсь, однако, к собственному удивлению, и тогда уже, когда я произносил свои реплики, я заметил, что мои пальцы сами по себе и без всякого с моей стороны принуждения ритмично дергаются – точно метрономы. Это, вероятно, было сочтено за особенно изощренную китайскую стилистичность…» [16]. 

В приведенном выше отрывке интерес вызывает утверждение А.Н. Бенуа о родственной связи Карла Мая и Софии Люгебиль – пока что мы не нашли документальных подтверждений этому. Есть предположение, что кровными родственниками были мать Софии Люгебиль, София Амалия Брикс (урождённая Мальм), и мать Карла Мая, уроженка Або (совр. Турку, Финляндия) Мария Якобина Гелениус (Maria Jacobina Helenius, 25.03.1800 – 16.08.1854). В хрониках профессора Амбургера написано: «все Мальмы либо немцы, либо шведы, либо финны». 

Упоминается София Андреевна Люгебиль и в письмах выпускника гимназии К.Мая 1893 года Ивана Васильевича Петрашеня (1875–1937) [17]: 

«Другие уроки были менее замечательны, за исключением, пожалуй, фребелевских работ у «танте Югабель» (искаженное Люгебиль. – Прим. авт.). На этих уроках мальчишки вели себя чрезвычайно вольно, наибольшее же напряжение можно было наблюдать у самой «танте Югабель», маленькой, расплывшейся старушки с добрым наивным лицом. Если ученик делал работу небрежно, на лице «танте Югабель» появлялся испуг, она собственноручно исправляла работу, предоставляя мальчику в это время впадать в сладостное бездействие, и уверяла лентяя, что ошибка его случайна и больше не повторится. Когда ученик справлялся с работой, а «танте Югабель» в это время была на другом конца класса, то он, по заведенному порядку, во все горло кричал: «танте Югабель, я сделал!», что меня первое время очень конфузило. 

В приготовительном классе почти все предметы, в том числе и хоровое пение, преподавала Агнесса Альбертовна, или танте Агнесс, как нам приказано было ее называть. 

Только Закон Божий, русский язык и фребелевские работы были не в ее ведении и преподавались диаконом церкви Академии Художеств Владимиром Петровичем Постниковым (батюшка) и тантею Югабель» [17]. 

К сожалению, в браке Карла и Софии Люгебилей детей не было. Может быть, именно по этой причине главным делом супругов стала организация одного из первых в России детского сада, которому они посвятили значительную часть своей жизни. Детский сад супруги Люгебиль открыли в 1862 году. 

Живое описание детского сада m-me Люгебиль было опубликовано в 1864 году в журнале «Современник» [18]. Приведем небольшую выдержку из статьи: 

«…Наше обозрение мы закончим известием, которое как подарок мы приносим всем петербургским жителям, хлопочущим теперь об устройстве детской елки. Если наше известие возбудит их серьезное внимание и к концу будущего года в Петербурге откроется еще несколько заведений подобных тому, о котором мы сейчас поведем речь, то мы будем думать, что на нынешнюю елку мы сделали детям самый лучший подарок. 

… Мы открыли в Петербурге детский сад, устроенный по системе Фрёбеля. Сад этот существует уже более года – и, однако ж, доселе о нем не было ни слуху, ни духу. Мы услыхали о существовании его совершенно случайно – и признаемся, с большим недоверием о пользе подобного дела у нас. Во-первых, детские сады это выдумка немецкая… 

Тут непременно, думали мы, детей муштруют, делают их умненькими, подгоняют под однообразную форму живых машинок. А затем, думали мы, – если в Германии и есть детские сады, из которых умная педагогика умеет устранять недостатки, более или менее неразлучные с чинным немецким воспитанием – то, возможно ли это у нас? Нас, однако, приглашали идти – посмотреть, и своими глазами убедиться в неосновательности обуревавших нас сомнений. 

Мы последовали этому совету и, при первом же посещении сада, действительно разубедились в наших сомнениях. Веселые лица детей, смех, говор, резвость показали нам, что они не терпят здесь никакого принуждения или стеснения. 

… Детский сад основан в Петербурге m-me Люгебиль, женой профессора петербургского университета, хорошо знакомой с устройством заграничных детских садов. Впрочем, для тех, в ком родилось бы желание устроить детский сад, мы должны заметить при этом, что для устройства детского сада не нужно никакой особенной хитрости. Довольно побывать в нем несколько раз, чтобы понять, в чем дело. Но чтобы сад был действительно садом для детей, надобно иметь от природы безграничную любовь к детям; надобно во все то время пока дети находятся в саду, самому превращаться некоторым образом в ребенка. 

Мы думаем, что скажем m-me Люгебиль самую лучшую похвалу, когда скажем, что собирающиеся у нее дети почитают ее за своего старшего товарища. Она не отлучается от них ни на шаг во все время пребывания их в саду, делая и выделывая то же самое, что делают и выделывают дети. Она работает вместе с ними, поет вместе с ними, подыгрывая на фортепьяно, участвует с ними в гимнастических упражнениях, играет наряду с ними в разные детские игры, совершающиеся обыкновенно также с разными припевами, рассказывает им сказки; разрешает разные их вопросы и проч. и проч., и все это повторяется каждый Божий день, исключая праздничных дней! 

… Сад m-me Люгебиль посещает до настоящего времени около 30 мальчиков и девочек от 3 до 6 лет. Они приходят сюда в половине 11 часа утра и возвращаются домой в половине З-го. Первый час по приходе посвящается обыкновенно на различные гимнастические упражнения; второй час – работы; третий приходится на завтрак и отдых, которым каждый располагает по своему вкусу; четвертый в ритмических играх, соединенных с пением, также в рассматривании картин, рассказах, сказках и т. п. Мы обозначаем главные занятия каждого часа только для того, чтобы показать их разнообразие. Но и в указанное для известных занятий время дети не насилуются и не принуждаются принимать в них непременное участие. Для не желающих принимать участие одно требование, – чтоб они не мешали другим. Но такие нежелающие бывают весьма редко и исключительно из новичков, которые еще не присмотрелись к игре. 

… Детский сад помещается на Васильевском острове, в небольшом деревянном домике, находящемся в саду. Летом дети проводят время в саду; зимой в двух довольно больших комнатах, из которых главная остается без всякой мебели, чтобы была просторнее. Впрочем, и зимой за полчаса перед уходом домой желающие из детей отправляются в сад, где для них сделана небольшая горка для катанья, имеются маленькие санки, лопатки и т. п. 

Иной читатель может спросить нас: для чего нужны и какой цели достигают эти сады? 

… Хорошие детские сады так же необходимы в деле образования, как необходимы школы для более взрослых детей. Последние, т.е. школы, должны составлять только продолжение первых. Если не может быть никакого сомнения в том, что можно и должно развивать ребенка с самых ранних лет и физически и нравственно, сообразно его возрасту, то всякое заведение, прямо ведущее к этой цели, есть заведение не только полезное, но необходимое, если не имеется в виду никаких других средств достигать той же цели… 

… В особенности же желаем, чтоб Петербургские жители озаботились поскорее размножением садов для детей. Нигде так не чувствуется нужда в детских садах, как в Петербурге» [18]. 

Работа детского сада базировалась на передовой для того времени педагогической системе Фрёбеля, которая была основана на полной любви к детям и на полном признании потребностей их природы. Нужно отметить, что эти идеи были заложены и в основные принципы педагогики школы К.Мая. Супруги Люгебиль и Карл Май были единомышленниками и соратниками. 

Действительный статский советник профессор Карл Якимович Люгебиль скончался 28 декабря 1887 года [11]. Софья Андреевна вплоть до своей кончины в 1914 году проживала по 9-й линии В.О. в доме № 46. В этом же доме на третьем этаже располагалась гимназия Видемана. София Андреевна пережила мужа на 27 лет – умерла 6 апреля 1914 года [19]. Супруги были похоронены на Смоленском лютеранском кладбище [20], могила сохранилась, в 2021 году проведены реставрационные работы. 

В заключение приведём несколько слов о старшем брате Софии, Александре Бриксе–старшем [6]. В 1827 году Александр поступил на философско-юридический факультет Петербургского университета [21]. Окончил его в 1831 году действительным студентом и поступил на службу коллежским секретарем в Особенную Канцелярию Министерства Финансов. В 1838 году продолжил службу в Первом Департаменте Государственных имуществ. 4 июня 1846 года подал прошение о вступлении «в законный брак с дочерью умершего золотых дел мастера Емилиею Люгебиль». При сем прилагалось «удостоверение родителя моего в том, что с его стороны к сему препятствия не имеется». В июле 1847 года был произведён в Надворные Советники и занимал должность Младшего Столоначальника Первого департамента Гос. Имуществ. В 1851 году Александр Андреевич Брикс занял место бухгалтера в Конторе Типографии II Отделения Собственной Канцелярии Е.И.В. [2]. К 1867 году семья проживала в квартире № 1 в доме 60 по 5 линии Васильевского Острова [22]. Скончался в Санкт-Петербурге в возрасте 83 лет в июле 1893 г., был отпет в Аннен-кирхе [7]. 

Замечательный фильм о Софье и Карле Люгебиль – педагогах школы Карла Мая и основателях первого детского сада в России – можно посмотреть здесь.

ИРЛИ ф.250, оп. 6, д.87 [1]

Источники: 

1. ИРЛИ ф. 250, оп. 6, д. 87; 

2. РГИА СПб. Ф. 383, оп. 1, д. 1136, л. 41. Об определении в Департамент Коллежского секретаря Брикса; 

3. РГИА СПб. Ф. 848, оп. 14, д. 73, л. 161, Аннен-кирхе; 

4. С.-Петербургский евангелический воскресный листок № 49 от 8 декабря 1868 года; 

5. ЦГИА СПб. Ф. 14, оп. 3, д. 4039. 1832 г. – Брикс Александр; 

6. https://amburger.ios-regensburg.de/index.php?id=2357 – Александр Элиас Брикс; 

7. С.-Петербургский евангелический воскресный листок № 27 от 4 июля 1893 года; 

8. https://amburger.ios-regensburg.de/index.php?id=2364 – Наталья Брикс; 

9. С.-Петербургский евангелический воскресный листок № 184 от 4 июня 1878 года; 

10. Адрес-календарь Санкт-Петербургских жителей, составленный по официальным документам К. Нистремом: Т. 13. Т. 3. Календарь частных лиц. 1844. С. 177; 

11. С.-Петербургский евангелический воскресный листок № 1 от 3 января 1888 года – кончина К.Я. Люгебиля; 

12. https://amburger.ios-regensburg.de/index.php?id=52914 – Карл Люгебиль; 

13. РГИА СПб. Ф. 733, оп. 120, д. 759, л. 91–93; 

14. https://amburger.ios-regensburg.de/index.php?id=31413 – Эмилия Елизавета Люгебиль; 

15. Благово Н.В. Школа на Васильевском острове. Ч. 1. СПб.: Наука, 2005. С. 61-62; 

16. А.Н. Бенуа. Мои воспоминания. Т.1. М.: Наука. 1990. С. 155, 158; 

17. Петрашень И.В. и его семья: страницы прошлого. Составитель Е.М. Ледовская. СПб.: Музей-институт семьи Рерихов, 2011, С. 50-51; 

18. Детский сад. Дебют в России. Сост. Русаков А.С. // Современник, Т. СV. 1864, ноябрь-декабрь. М.: Линка-Пресс. 2011; 

19. С.-Петербургский евангелический воскресный листок № 16 от 20 апреля 1914 года; 

20. Robert Leinonen / Erika Voigt «Deutsche in St. Petersburg. Ein Blick auf den Deutschen evangelisch-lutherischen Smolenski-Friedhof und in die europäische Kulturgeschichte», Verlag Nordostdeutsches Kulturwerk, Lüneburg 1998, Band II, S. 217 – Т.2. С. 217 L-144; 

21. ЦГИА СПб. Ф. 14, оп. 6, д. 320. Об определении в число студентов Александра Брикса. 1827 год; 

22. Всеобщая адресная книга С.-Петербурга, с Васильевским островом, Петербургской, Выборгской сторонами и Охтой. 18671868. С. 59. 

Биографическую страничку сайта подготовили Елена Яковлевна Новикова © (С.-Петербург), Мурат Тимурович Валиев © (С.-Петербург) и Ирина Леонидовна Лейнонен © (Лауша, Германия). 

http://www.kmay.ru/sample_pers.phtml?n=3790


X